Колыбель новорожденного

Раздел: Статьи
13-03-2020

Комическая затея могла воодушевить и целую компанию, и тогда на площадь являлась процессия с ревущим ослом (бедняге подбавляли темперамента, поддувая его сзади мехами), с восседающим на осле «князем карнавала», в тиаре, с державным жезлом, и двумя амурчиками в масках. «Князя» окружала «свита», которая резво плясала, прыгала и играла на гитарах, скрипках, дудках, трубах, грохотала бубнами, кастаньетами, барабанами.

А навстречу могла идти другая процессия, перекрывающая музыку диким кошачьим концертом. Это затейники, нарядившись турком, негритянкой, Арлекином или мужичком в вывороченном тулупе, приходили на площадь с запеленованными «младенцами» — самыми настоящими кошками.

Со временем в толпе масок все чаще появлялись уже знакомый нам бергамский паренек и венецианский старик купец.

В силу сатирической емкости и внутренней динамики эти маски приобретали все большую популярность. Из года в год, от карнавала к карнавалу черты их становились определенней. Так и родились знаменитые буффонные фигуры Дзанни и Манифико.

Любитель карнавальных забав мог прославить себя на весь город как остроумнейший носитель своей маски. Так постепенно маски фиксировались, создавались «кадры» комедиантов. Сюда же, на карнавал, тянулись и старые мастера смеха — всевозможные «шуты» и «дураки» средневекового быта. Именно этот веселый, дерзкий народ задавал тон в карнавальных вакханалиях.



Добавить комментарий к публикации "Комическая затея могла воодушевить и целую":
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример:

Другие статьи по теме:
 Твердая почва правды
 Премия ФИПРЕССИ
 Подскользнуться на банане
 Яков Рубин
 Комедия начинается с руэды