Твердая почва правды

Раздел: Статьи
22-03-2020

Но в этом же монологе Мелибеи звучат и другие ноты — радость познанного счастья, ощущение взаимной любви как высшего блага жизни.

С суровостью моралиста Рохас осуждает в двадцать первом акте своей трагикомедии человеческие страсти. В отчаянном горе, проливая слезы над телом дочери, Плеберио клеймит любовь: «Тебе дали сладостное имя, но дела твои горестные. Враждебная рассудку, даешь ты лучшие дары тем, кто хуже тебе служит, пока не вовлечешь их в свою скорбную пляску».

Вырисовывается действительно мрачная картина: с одной стороны — любовь сжигает «человеческие души и жизни», с другой — идет в обмен на деньги. Хотя Селестина и говорит Калисто: «Я дарю тебе Мелибею», сто дублонов и золотую цепь она за их «любовь» все же получила.

Эти две противоположные «концепции» любви, по существу, смыкаются друг с другом. Если красота предмет не менее ходкий, чем деньги, то такую красоту надо предать анафеме, как это и делает Плеберио.

И все же мы слышим голос истины не в финальных умозаключениях «Селестины», а в последнем дуэте Калисто и Мелибеи и в ее трагическом монологе, когда любовь освобождается от расчетливости Селестины, от грубой чувственности Калисто, от патриархальной робости Мелибеи и утверждается в своих нравственных правах.



Добавить комментарий к публикации "Но в этом же монологе Мелибеи":
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример:

Другие статьи по теме:
 Его судьба
 "Тот самый Мюнхгаузен". 20 лет спустя
 Олег Янковский: "Сегодня героя нет, я убежден"
 Олег Янковский. Последний герой
 Посильный вклад знатоков