Прародители нового театра

Раздел: Статьи
29-03-2021

Иногда Беолько, надев на себя платье падуанского селянина, выступал в прологе с прямой речью в защиту крестьян. И речи эти были обращены к владетельным господам. «Мы потеем, и у нас никогда ничего нет, а другие, которые не потеют, едят всласть» — возможно, эти горькие слова произносились во время очередной смены блюд.

Беолько определил изначальные позиции нового театра как демократические, но при этом он чувствовал, что без слияния традиционных фарсовых форм с гуманистическими рождение театра произойти не может. Чтобы осуществить эту задачу, он (как мы видим) помещал своего излюбленного героя в пятиактные конструкции «ученой комедии» или переводил пьесы Плавта на родной падуанский диалект.

Все же Беолько не удалось органически слить фарсовую и гуманистическую стихии. Рудзанте действовал в заданном, а не созданном сюжете. Своими шутками и проделками он мог только разрушать условности «ученой комедии», настоящая же увлекательная игра возникала лишь в том случае, когда помимо сюжета ее рождала воля самого Рудзанте.

Многоплановые сюжетные схемы, помогая конструировать целостные сценические композиции, в то же время сковывали живые силы нового театра. Они были строительными лесами, которые указывали объемы будущего сооружения, но самое здание нового театра нужно было воздвигать на фундаменте фарсовых традиций.

И в этом отношении Анджело Беолько сделал чрезвычайно много. Без него не могло возникнуть прямого контакта между карнавалом и комедией дель арте, потому что карнавальная игра, как уже говорилось, была аморфна: маска не обнаруживала реальной возможности преобразиться в характер, а у карнавального розыгрыша не было никаких поползновений стать сюжетом. Все это появилось в пьесах Беолько — он создал главного героя нового театра, превратив крестьянский тип в буффонного Весельчака, и вывел на сцену другие типовые фигуры. Он разработал развернутую форму сценического монолога и диалога. Он утвердил народную диалектальную речь как языковую основу площадного спектакля. Он ввел в драматическое действие танцы и музыку, и, наконец, он, Беолько, запалил в новом театре огонь жизнелюбивой ренессансной поэзии.



Добавить комментарий к публикации "Иногда Беолько, надев на себя платье":
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример:

Другие статьи по теме:
 В Ленкоме "Все оплачено"
 Его судьба
 Почему смеялись маски?
 Мрачнее обрисовка красавицы — куртизанки Фенисы
 Ленком". Шут шута